Самобытная Чечня, или Почему чеченцы не похожи на французов

Я от многих слышал, что чеченцы чем-то похожи на французов. Такие же горячие, дерзкие — как мушкетеры, верны свои традициям — уважают старейшин и женщин. Избирательны в еде и очень гостеприимны. Не знаю. Пожалуй, не могу с этим согласиться. Чеченцев нельзя сравнить ни с одним народом мира, с которым я знакомился в своих путешествиях. А повидал я, надо сказать, уже немало. То есть со всеми фактами, которые назвал ранее, я согласен. Но, пожалуй, это самый самобытный народ в России. Вот вы, например, знаете, что каждый чеченец с рождение мусульманин? Или то, что в республике действует сухой закон и лишь в нескольких местах, в строго отведенное время, можно купить алкоголь. Знаете ли вы, что женщины здесь не носят брюк и не курят, а если и курят — то в тайне от всего мира. Кстати, я ни разу не встречал и мужчину, по пути смолящего сигарету. Курить здесь лучше только в специальных местах. Кстати, даже туристам, которых здесь с каждым годом становится все больше и больше, я рекомендовал бы убирать дымящийся «бычок» при видя пожилого человека. Чечня — очень самобытная республика. Нигде в России я, например, не видел полицейских с длинными бородами. Но вы знаете. Честно говоря, борода у мужчин в погонах меня раздражает меньше, чем бесформенное тело, скрывающееся под форменной одеждой. Все парни, полицейские, очень подтянутые. Но это стоит особенного разговора.

Еду я на свое бодром внедорожнике по проспекту Путина от Грозного Сити в сторону площади Минутка. Чистота аж в глаза бросается. Через несколько поворотов город заканчивается, а чистота и ухоженность обочин остается. В штатном навигаторе у меня забит населенный пункт Ведучи. Я читал, что там в скором будущем откроется горнолыжный склон и несколько отелей. Еду я по Аргунскому ущелью, красотой природы любуюсь. Совсем недавно здесь резко похолодало, и природа начала готовиться к холодной зиме. И сейчас, в межсезонье, горы особенно красочные. По дороге делаю бесконечное множество остановок. Еще бы. Мощный Аргун, берущий начало где-то в горных ледниках и подпитываемый бесконечным множеством горных рек и речушек, податливо сваливающихся в шумную реку, так ловко обходит скалистые выступы и прочие преграды, что диву даёшься и приклоняешься пред матушкой природой. Насколько все продумано. Она, природа, четко дает понять, кто главный здесь, а кто — всего лишь гость на планете Земля.

По краям ущелья то тут то там видны сторожевые башни, умело возведённые прапрапрапраотцами, которые, кажется, смогли договориться с Богами, чтоб те защитили сквозь века не хитрые, но очень интересные строения.

Впереди блокпост. Такой настоящий. Как в фильмах про войну показывают. На нем мужчин 10-15 ходит, вооруженных до зубов. С  автоматами, снайперскими винтовками. У знака «Стоп» останавливаюсь и думаю: «А не развернуться ли мне обратно. Зачем мне сдался этот «город мертвых». Пересиливаю страх, включаю разум, мол, пуля — дура, она-то догонит, потом объясняй ей, что ты — молодец.  Подъезжаю на пост, вижу несколько подтянутых парней, также вооруженных до зубов, но уже без бород. Славяне. Стало несколько спокойней. К машине подходит все же здоровяк с бородой и с сильным акцентом, говоря по-русски, просит документы. Здесь мне тоже, друзья, хочется вас увести несколько в сторону и задуматься – а с каким акцентом вы говорите на чеченском языке? То есть этот парень с автоматом знает как минимум на один язык больше. Итак: «Ваши документы, откуда и зачем едешь». Я — путешественник, забил в навигатор Итум-Кале и еду, куда зеленая полоса ведет. Следующая фраза меня убивает на повал: «У тебя не будет время подойти с паспортом на пост зарегистрироваться?» То есть в голосе звучал явный вопрос. То есть теоретически я мог сказать, что спешу, и нажать на педаль газа. И я, конечно, сделал правильный выбор. Пошел на пост, зарегистрировался, рассказал воинам, собравшимся у моего внедорожника, про его особенности. Что автомобиль выходит с конвейера очень «сырой», что УАЗ только в умелых руках становится Патриотом и на нем не страшно отправляться в дальнюю поездку, что я проехал на нем уже 4000 километров и очень доволен. Да много о чем говорили, как старые друзья. Кстати, они подсказали, где можно заправиться хорошим топливом по 27 рублей за один литр. Эх. Жалко у меня было всего 2 канистры, а то бы я побольше бы увез с собой в будущее. А вы знаете, хорошо, что здесь бензин стоит так дешево.  Ведь чтоб здесь, в Чечне,  хорошенько осмотреться, придется израсходовать ни один бак.

А на мой риторический вопрос — почему чеченцы не похожи на французов — отвечу так: потому что не похожи. Возможно потому, что у них нет таких дерзких гор и они не едят лягушек.